Калейдоскоп

Дом, куда хочется постучаться. Творческая лаборатория Тадеуша Самохвостовского

Вот уже двадцать лет в старой школе живут деревянные обитатели. И не только.

Человеческое счастье не определить, не измерить. Сложно с ним. Но зона комфорта, однозначно, у каждого своя. И как бы любой из нас не думал, что все еще впереди, многое, как бы мы не хотели, к сожалению, уже за плечами.

И все же в жизни всегда есть место для реализации особенного внутреннего потенциала, заложенного самой природой и взращенного каждым прожитым днем. А когда это удается, наступает ощущение спокойствия и творческой передышки перед следующим осознанным шагом.
Большое дело, когда есть выход задуманным идеям. Счастливчики те, кому это удается сразу и беспрепятственно. Но ведь бывает и по-другому. Рано или поздно. Важно одно – задуманному быть.
Небольшая деревня расположилась недалеко от районного центра в тихом и удобном месте. Старая школа, хранящая воспоминания о задорных девчонках и мальчишках и добрых, но строгих учителях, к сожалению, не проснется теперь от первого утреннего смеха спешащих на уроки учеников. Все в прошлом.

Зато в настоящем это здание наполнено запахом новых жителей, которые безмолвно, но благодарно расположились под старой крышей. Обитель воплощенных в жизнь творческих мыслей хранит тайны и секреты ее главного обитателя, человека с добрым сердцем и открытой душой, гостеприимного хозяина, готового отворить дверь любому, кто имеет желание в нее постучаться.

Человеку с богатым творческим внутренним миром неважно, когда случится выход его идеям. Главное, что он не останавливается на пути к своей мечте.

В спокойной тишине безлюдных комнат неожиданно можно увидеть не только картины, висящие на стенах, но и натолкнуться на коллекцию старых фотоаппаратов, напоминающих о днях забытых. На бесчисленных полках и полочках словно оживают всевозможные деревянные изделия, улыбающиеся теплом обработанного дерева. Фигурки, которые невольно хочется потрогать и почувствовать энергию сделавших их рук. Целая батарея баянов и гармошек приглашает растянуть меха и насладиться звонкой задушевной мелодией из прошлого, воспоминаниями о встречах с друзьями.

Владелец творческой территории в очередной раз покажет новое свое произведение. И обязательно расскажет его историю. А это весьма забавно. Но на сей раз захотелось услышать не только о креативных сюжетах. Тадеуш Самохвостовский великодушно не отказался поведать нам и о себе как о художнике:

– Теперь, когда на пенсию вышел, решил заняться действительно тем, о чем мечтал всю жизнь, к чему с детства тянуло. Начал резать, картинки писать, этюды. Иногда выставлялся.

С фотоаппаратом не расстаюсь еще со школы. Фотошопом не пользовался никогда, старался «видеть объективом». Встречался с профессионалом Константином Соколовым, который, когда приезжал ко мне, отмечал, что если ты художник, то, фотографируя, видишь все мелочи. Кстати, самые лучшие снимки были сделаны пленочными фотоаппаратами. У меня «Зенит» был. А когда появились цифровые аппараты, вообще интересно стало. Снимай хоть сто, хоть двести кадров, сколько влезет. И сразу на принтер. Твори – не хочу. Возможности другие.

По поводу живописи могу сказать следующее. Вот если чувствую, что пробивает на это дело, смотрю на последнюю работу и вижу: да, за кисть давно брался. Уже тянет, что греха таить. Придется, видимо, засесть. Есть чем и на чем, и руки соскучились.

Но вот как-то «влип» в эту резьбу и никак «вылипнуть» не могу. Идеи бывают и случайные, и из головы, где-то что-то увидел. У меня были хорошие преподаватели. Учили, что сделать эскиз панно – это еще не все. Важно исходить из того, какой материал будет использован в работе. Вот под него и думать надо.

С деревом тоже. Увидишь что-то интересное и думаешь, сколько же обрезков деревянных в печку идет. А почему бы из них что-нибудь да не вырезать. Взял, попробовал, получилось. И началось. Сначала простое, затем посложнее. Так и пошло. Дошло до сложных тематических работ. Где-то
подсмотрел, где-то свое. Какое-то панно из дерева вырежешь.

Использую разные породы деревьев. Если работаешь резцом, то лучше всего использовать липу, можно ольху. Из сосны что-то крупное, где использую и пилу, и шлифмашинку. Сейчас инструмента хватает.

Есть и удачные работы. Иногда получается лучше, чем ожидаешь, иногда хуже. Бывает, оставляю недоделанное. Ничего не выбрасываю. Потом осенит, заканчиваю. Если ты художник, ты во всем будешь искать что-то интересное и хорошее.

Профессионала сразу видно. Потому что это всегда пластика линии, чувство объема и пропорций. Основа грамотности – она везде. Художник видит это. Вот ведь лягушка зеленая, интересная. А если сделать ее коричневой, то, скорее всего, она будет неприглядная.

Душа, требующая творчества, пошла дальше в своих изысках. Коллекция гармоней уверенно обосновалась на своем месте. С чего бы вдруг? Возможно, от того, что когда-то не мог себе позволить. Точно так же, как и с фотоаппаратами. Поедешь на «хитрый рынок» в Минск. А там… Глаза разбегаются. Полно того, о чем я в молодости мог только мечтать. «Практика», «Киев» широкоформатный, который, к слову, тысячу рублей советских стоил. Это же так интересно, все надо рассчитать, всю механику отстроить, выдержку. Сложная машина. Было над чем подумать. Сейчас другое.

Вот и стоят на полках, греют душу. Возьмешь в руки, повспоминаешь. У каждого своя история. Есть два немецких военных «Кодака» со складной гармошкой. Я даже снимать пробовал ими. И, кстати, искажения там ноль. Поставил, снял натюрморт, как живое все.

А гармони тоже пошли со школы-интерната. Кто-то привозил, интересно было, хотелось попробовать. Был один человек, кино к нам привозил крутить. Вот и показал, как на этом инструменте играть. Подбирали что-то. Было пару человек, которым это было особенно любопытно. Стало получаться. Потом и мама это заметила. А крестная моя подарила на день рождения. У нее муж музыкантом был, который тоже меня учил. Потом сам песни подбирал. И в армии тоже.

Делал выставки раньше, теперь не считаю нужным. Вон все стоит. Приходи, смотри. Всегда рад тем, кому это нравится, кто это ценит. А здесь у меня в целом, как говорят, нормально. Тепло, все под рукой. Есть куда приехать. Это самая большая радость.

Большое дело – свобода творческого выбора. Не понимаю людей своего возраста, которые жалуются на то, что им нечем заняться. Выбора деятельности хоть отбавляй.

В каждой моей работе своя задача. Свое видение. Например, в картине маслом, где нарисованы места моего детства, есть стожки, которых уже нигде не увидишь. Вот я их и написал. Они стояли до зимы. Их потом по замерзшей реке перевозили обозами.

В деревянных работах главное – не проморгать линии, пластику. Идеальность должна быть в простых вещах. В сложных – объем.

Есть ли еще нереализованная мечта, задумка? Безусловно. Мысль закралась – свой хутор, где жил, написать. Дома в одну картину расставить. Образ еще зреет. Посмотрим. С натуры не напишешь. Нет уже ничего. Один дуб остался как ориентир. Да верба, на которой все детство просидел.
Все с годами меняется. Что было вчера нужно, сегодня уже не так востребовано. А я живу своими идеями и задумками.

Что и говорить. Творческая лаборатория – это оплот внутренней чистоты и человеческого тепла. Здесь царит свой, особенный дух. И так важно, чтобы еще много лет эти окна приветливо прищуривались при появлении охотников насладиться пространством, наполненным прекрасной музыкой неповторимых душевных нот.

Заглядывать сюда хочется вновь и вновь. И возвращаться. Тем более что каждый день в этом доме обязательно появляется что-то новенькое и неповторимое.

Екатерина КОРОЛЬ,
фото автора