Общество

Память сильнее времени

15 февраля мы отмечаем День памяти воинов-интернационалистов. В этом году исполнится 35 лет вывода советских войск из Афганистана.

Колючим репейником просятся слезы…
Здесь дым коромыслом, здесь копится яд.
И пусть обещали нам много наград –
Как звон, в голове не смолкают угрозы.
Афган. Сколько в слове немой тишины.
Так глух крик детей, так безмолвно дыханье.
И черной рекой ускользает сознанье
Тех мирных людей, что уйдут без вины.
Никто не вернется. В холодных глазах,
Блестя одиноко, виднеется воля.
Такая нелегкая, горькая доля.
И, видимо, рай – где-то там, в небесах…
Оксана МИТРОЩЕНКОВА

Приказы не обсуждаются. Поэтому никто не задавал лишних вопросов, а просто выполнял воинский долг по приказу Родины.

Много уже сказано и написано о той войне. Что-то уже и забывается. Но только не теми, кто прошел Афганистан, и не теми, кто оставил этой войне своих родных и близких. Память сильнее времени.

Режиссеры снимают киноленты, композиторы сочиняют песни, поэты складывают стихи, а дети пишут сочинения. Сегодняшнее подрастающее поколение не может, к сожалению, объективно судить об этой войне. Да и не нужно. Но все же стоит задумываться о таких вещах, как честь, совесть, порядочность. И молодые люди не остаются в стороне от этой темы, рассуждая о ней по-своему.

Ученица 11 класса Богдановской средней школы Валерия Салишевская в своем рассуждении постаралась передать чувства личные и своих ровесников в отношении слов «война», «смерть», «Афганистан»:

– Мир. Спокойствие. Чистое и ясное небо. Как хорошо жить и быть счастливым! К сожалению, в жизни человечества не так все просто.

Война… Ей не место на земле! Почему она возникает? Мы, дети, не понимаем, почему взрослые не могут иногда решать конфликтные ситуации без крови?

Современное поколение знает об этой войне из рассказов воинов-интернационалистов, из книг и фильмов, из стихов и песен, сочиненных во время перерывов между афганскими боями.

15 февраля мы снова вспомним тех, кто погиб, не вернулся домой, кто остался навеки в чужой стороне. Мы будем с гордостью и почтением приветствовать тех, кто сегодня вместе с нами. В Афганистане наши герои мужественно выполнили свой интернациональный долг. В сердцах людей эта война оставила рану, которая не заживает никогда. Невыносимо больно смотреть в глаза женщин, которые не дождались своих сыновей.

Для нас, кто не знает войны, афганские события должны стать уроком. Дорога памяти должна быть вечной. И тогда, я уверена, небо всегда будет чистым, высоким и светлым!
Валерия Салишевская

Идя утром в школу, я всегда встречаю взгляд молодого, красивого парня, который смотрит на меня с мемориальной доски, установленной на стене при входе в здание. Это Павел Подрез. Такой вечно юный герой. Я горжусь своим земляком и считаю, что с таких людей мы должны брать пример.

Войны не заканчиваются тем моментом, когда замолкает оружие. Они продолжаются в душах тех, кто в них участвовал. Для солдат, вернувшихся из Афганистана, характерны чувство патриотизма, мужества, воинского и человеческого долга.

Идут годы. Многое со временем, конечно, забывается. Но не это. Чем дальше вглубь истории отходит Афганская война, тем значительнее воспринимаются эти потери, тем сильнее боль утраты. Этому нет оправдания! Нет срока давности!

Это слова подростка, который смотрит и слышит о тех событиях по фильмам и рассказам.
Стала ли служба в Афганистане «школой жизни» для каждого, кто там служил? Этим людям есть что вспомнить. Любая история о том, как там все было, вызывает неподдельный интерес у собеседника. Каждая чья-то маленькая повесть – это еще одна глава в нескончаемой эпопее, сюжетной линией которой является присутствие контингента советских войск на афганской земле.

Сергей Пермяков первый слева

Очередной страницей в этой книге стал рассказ бывшего сержанта срочной службы, старшины роты материального обеспечения, награжденного медалью «За боевые заслуги», Сергея Пермякова:

– Служил в пункте, про который говорили: «Если хочешь жить в пыли, приезжай в Пули-Хумри». Там, если по бригаде прошла колонна, потом полдня пыль в воздухе висит.

Попал туда с первой партией призыва 1981 года 30 марта. В военкомате собрали, никто ничего не говорил, перевезли в Марьину Горку и оттуда сформированным эшелоном из Белоруссии повезли на Кушку в Туркистан. Затем в городе Иолотань прошли доподготовку на полигоне, и через три месяца 12 человек из 14 белорусов отправили за реку в Афганистан. Все ребята впоследствии благополучно вернулись.

В своей роте полтора года я был единственным белорусом. Под конец службы еще два человека появились. А вообще национальностей у нас было великое множество. Почти на сто человек 29 национальностей.

Бригада наша стояла в Килагайской долине, что в переводе с афганского означает «долина смерти». Там с ранней весны, а по-нашему это конец зимы, много красных тюльпанов, целые поля. Трава сразу зеленая, красивая. Но очень быстро становится желтой, потому что выпаливается солнцем. В это время весенний призыв о дембеле начинает думать.

Медаль за доблестную службу мне вручили уже на воложинской земле по возвращению из армии.
Сейчас, когда смотрю фотографии, разное вспоминаю. И когда на встречах с сослуживцами собираемся, тоже о многом говорим. В 2013 году на 30-летний юбилей дембеля в Уфу ездили. Там один наш товарищ живет. А второй, который тоже из этого города был, погиб в Афгане. Поэтому решили там собраться. В прошлом году уже и 40 лет нашему «дембелю» стукнуло.

Мы как-то после армии растеряли поначалу связь друг с другом. Жизнь разбросала по городам. Ребята отучились, завели семьи. Потом нашлись. И ко мне они приезжали в Белоруссию. Не зря говорят, что те, кто служил вместе, особенно в «горячих точках», уже друг другу родными людьми становятся. И даже больше.

Любая служба подсказывает человеку, как жить дальше. Армия – это такая школа, в которой проходишь все, а тем более еще с «таким» уклоном. Там совсем другие отношения, нежели на гражданке. Там ценишь в человеке в первую очередь преданность, дружбу, честность, порядочность. Попадались разные люди.
Сергей Пермяков

Сейчас возможности связи позволяют общаться друг с другом беспрепятственно. Нашлись заново, конечно же, в «Одноклассниках». Многих, к сожалению, с нами уже нет. А тем, кто еще приходит на встречи, хочется пожелать крепкого здоровья.

Справа Александр Расторгуев

Еще один наш земляк отслужил два года в звании старшего лейтенанта в должности заместителя командира роты связи в этой же бригаде на афганской земле. Александр Расторгуев поделился своей историей:

– В свое время тоже «повезло» оказаться в горячей точке. После окончания военного училища прослужил в Гомеле четыре месяца, а потом вызвали к начальству и поставили перед фактом: «Надо ехать». Согласие дал сразу, как учили. Через месяц собрали группу младших офицеров в Минске человек сорок, посадили на самолет и отправили в Ташкент. Это был декабрь 1981 года.
Там мы пробыли несколько дней, и на самолете «ИЛ-76» перелетели в Афганистан. Через один час и пятнадцать минут, когда открылась рампа самолета, мы увидели картину желтого цвета, в которой сквозь плотную песчаную пыль светило жаркое солнце, а кругом летали вертолеты и бегали солдаты. Вроде, как в кино. Но нет, это было наяву.

После инструктажа в штабе армии нам вручили предписание и отправили дальше кого куда. Так я и попал в батальон тропосферной связи. Место дислокации нашей точки находилось в 200 километрах на север от Кабула, ближе к перевалу Саланг.

Одно скажу уверенно. Наши солдаты, сержанты, прапорщики, офицеры, генералы в том числе, показали свои лучшие качества. Это и верность Присяге, и преданность воинскому долгу. Все проявилось в полной мере. Сказали им «выполнить»,
и они выполняли.
Александр Расторгуев

На вершине горы все с непривычки было в диковинку. Я такое первый раз в жизни видел своими глазами. Голые камни рыжего и серого цвета. Редкая травка уже в марте выпаливалась солнечными лучами.

Служба пошла. Мы обеспечивали тропосферную связь Советского Союза с северо-восточным направлением. Батальон был раскидан по 13 точкам. Наша рота стояла целиком.

Если говорить о присутствии страха, то, наверное, больше уместны слова «настороженность», «неуверенность». Все это, по-видимому, было от недостатка информации. Там же не было линии фронта, типа «здесь наши, там ваши». Там было непонятно что.

В город за водой ездили на машине. Первое впечатление было шокирующее и контрастировало с представлениями об условиях проживания. Народ нищий, пацанва бегает везде и просит:

«Командор, давай бакшиш». Подарок, значит. Я всегда с собой брал печенье, конфеты. Надо было видеть их счастливые глаза.

Но с ними надо было держать и глаз, и ухо востро. Это еще те были воришки. К их рукам все прилипало только так. У них даже дрова на вес продавали. Килограмм стоил восемь афганей. Бедность страшная была. На тот момент по их летоисчеслению шел 1362 год. У них выходной был в пятницу. Любопытно было все это наблюдать.

Там много на что смотрели совсем по-другому. На людей, их отношения. Встречались с военными афганцами, которые учились в Советском Союзе и по-русски говорили.

Однажды пришлось отражать нападение духов. Всякое было. А вообще, и песни пели, и в баню ходили, и увлечения разные были. Животных заводили. Я любил фотографировать, и осталось много памятных сюжетов.

После возвращения оттуда появилось обостренное чувство «справедливости-несправедливости». Переоценка ценностей состоялась в очередной раз.

Вот такие две истории вписались в летопись Афганской войны. Что ж. Продолжение следует.

Все позади. Но каждое поколение пишет свои истории. Кто-то по факту, кто-то по книгам, некоторые по рассказам очевидцев. Ясно одно: война ни одному простому человеку не принесла радости. И мы скорбим о безвременно ушедших парнях, осиротивших своих детей, жен, матерей.

Екатерина КОРОЛЬ