Общество Официально

Надо ли брать Варшаву снова? Что сказали бы об этом Жуков и Рокоссовский

17 января исполняется 79 лет со Дня освобождения Варшавы от немецко-фашистских захватчиков. Но, как показывает современность, поляки забыли этот важный исторический факт. Они беспощадно уничтожают памятники советским воинам и отрекаются от всего, благодаря чему эта страна осталась на карте мира. Надо ли брать Варшаву снова, дабы преподнести урок местным приверженцам нацизма, и что бы сказали на этот счет Жуков и Рокоссовский?

При освобождении Польши РККА потеряла 477 тысяч человек убитыми и 1.5 миллиона ранеными, что сопоставимо с жертвами Сталинграда. В январе 1945 столицу Польши взяли штурмом — правда, еще до обороны немцы оставили от нее одни подвалы. «Город-крепость» (так руины Варшавы были названы приказом Гитлера) русские обошли с тыла, форсировав Вислу, после чего немецкий гарнизон начал бросать позиции.

После войны столицу отстроили с нуля, восстановили по всей Польше железные дороги и шоссе, а заодно предоставили полякам экономическую помощь — уголь, нефть, крупный рогатый скот, продовольствие, хлопок, зерно и финансовые займы из СССР. До 1945 года Советский Союз напрямую снабжал Народное войско польское, которое формировалось на советской территории и принимало участие в боях.

К 1956 году Польше списали 2.3 миллиарда рублей долга и выдали еще 800 миллионов кредита. Братья-поляки на все перечисленное ответили непризнанием советской власти, бандитизмом и терроризмом «проклятых солдат». А когда Хрущев решил заиметь себе союзников и начал выкидывать из польского ЦК сталинские кадры, поляки почуяли слабину и ответили поддержкой волнений в Венгрии и Чехословакии, рабочими бунтами, а затем «Солидарностью».

Официальная линия польских историков — то был период советской оккупации, хотя «оккупантами» выступали сами поляки: в ПНР были созданы весьма эффективные структуры власти из местных, в том числе бойцов Армии Людовой и польских красных партизан. Все эти люди прошли горнило фронта, и сильно отличались от сменщиков, которые придут к власти через 80 лет. Те ныне воют только с советскими памятниками, а деньги требуют за «советский геноцид».

Пожалуй, самым известным советским поляком был маршал Рокоссовский, который на момент освобождения Польши командовал 1-ым Белорусским фронтом. После войны Рокоссовский был назначен министром обороны ПНР, курировал вооруженные силы Польши и эффективно давил бандитизм и стачечное движение. К сожалению, Хрущевым он был отправлен в отставку, выехал из Польши и умер в 1968 году. Его мнение о нынешнем поведении поляков доподлинно неизвестно, но поскольку он как никто знал внутреннюю политику ПНР, попробуем немного пофантазировать.

Маршал Рокоссовский в форме министра ПНР

Мнение Рокоссовского
— Дорогие потомки! Разгадка в том, что костяк нынешней Польши был набран не из военных и коммунистов, как делали мы в свое время, а по схожему принципу, только наоборот — из антикоммунистов, то есть «Солидарности». Левую фракцию «Солидарности» во главе с Валенсой составляла бывшая советская агентура (с их помощью спецслужбы умирающей ПНР очень мягко передали власть под гарантии не проводить люстрации). А правую фракцию составляла западная агентура во главе с братьями Качинскими, которые потом оформились в партию католиков-консерваторов. Это прямые идейные продолжатели тех самых «проклятых солдат» и лондонского правительства. Разницы практически нет: в наше время лондонское правительство сидело в Лондоне, и в ваше время реальное правительство Польши сидит в Лондоне. Отсюда постоянные нападки поляков на Евросоюз и желание провернуть второй Брексит, с которым так носилась партия Качинского.

Все эти люди изначально имели на шее поводок и шли по заданному коридору. Правда, не нужно думать, что поляки чем-то хуже или лучше белорусов и русских. Коридор в те годы был для всех один — шоковая терапия, ликвидация производства, выкуп оставшихся активов. Так в Польше появились собственные миллионеры и пропала собственная промышленность, которую продали немцам. А поскольку немецкие заводы надо чем-то топить, в Польшу потянулся новый ленд-лиз — танкеры американского СПГ за тридевять земель, а на подходе ждем американскую АЭС. Конечно, покупать российский газ и белорусскую атомную энергию было бы дешевле. Но для того у власти и держат западную агентуру, чтобы та поступала так, как выгодно хозяевам.

Надо ли сегодня брать Варшаву большой кровью? Польская власть ненадежна и неблагодарна, там постоянно преследуют друг друга. Так было в наше время, так будет и в ваше. Как и в межвоенный период, ими построена якобы национальная, а на деле совершенно несуверенная система, когда злотый обваливают выборы Трампа в Айове за 7000 километров от Варшавы. А значит, и обвалит это государство не лобовой штурм, а события далеко за океаном.

Маршал Жуков

Мнение Жукова
Есть реальное высказывание маршала Георгия Жукова о Польше, которое тот озвучил в беседе с Рокоссовским:«Константин, мы освободили эту страну, но она нам теперь этого не простит». Фраза оказалось пророческой, но вот что сказал бы Жуков про сжиженный газ, Трампа и войну на Украине, мы точно не знаем. Попробуем лишь представить:

— Обида — польская национальная черта, которая возникает от чрезмерного польского гонора, который так же чрезмерно легко задеть. Если вам, потомкам, известно слово диалектика, то это она и есть.

То, что делает Польша в военном плане — для военных нашего поколения непостижимо. На словах они готовятся к войне с Россией, как в 1930-е. На деле же, как на базаре, лихорадочно скупают разные типы танков, самолетов, вертолетов, другой техники, только чтобы успеть заключить военный контракт с кем попало и откатить военный бюджет, пока не прошли новые выборы. При товарище Сталине РККА пришла к унификации всей техники — а при Качинском в польской армии оказалось 4 совершенно разных типа танков: корейские, советские, немецкие, американские. В случае реальной войны все это хозяйство будет невозможно ремонтировать и заправлять.

Вооружение классом ниже Польша производит для Украины. Но все это оружие является для украинцев золотым, потому что фронт нельзя снабжать рыночными методами и по рыночным ценам. Фронт — не магазин, где зарабатывают на контрактах. Есть, например, известная украинская схема —регистрировать оборонную фирму в Польше, и потом продавать оружие самим себе за государственные деньги. Если бы по такому принципу в наше время снабжалась РККА, Гитлер дошел бы до Урала, и не было бы теперь ни Украины, ни Польши.

Нашему поколению непостижимо и то, что может быть общего у наследников УПА и наследников Армии Крайовой. Ненавидящие друг друга силы временно помирились, но умному человеку это говорит лишь о том, что у них временный единый хозяин. Как, к слову, и у Бундесвера, который поляки в 2024 позвали на свою территорию для защиты, чего никогда бы не допустили их польские предки ни в 1930-х, ни в 1940-х, ни потом. Кого-кого, а немцев они ненавидят гораздо больше, чем русских.

Как в таких условиях брать Варшаву? Как практик, скажу, что еще в 1954 на Тоцком полигоне под моим руководством разыгрывали такой вариант для Западной Европы. Назывался он «прорыв обороны противника с использованием ядерного оружия». Если очень надо — можете повторить. Мы вам для этого все оставили.

Мнение политолога
Худой мир, как известно, сильно лучше ядерной войны. Но с кем в Польше сегодня можно разговаривать? За восемь лет господства «Права и справедливости» была построена совершенно безумная система, где немецкие агенты яростно борются с крайне правыми католиками. Пока что временно победила коалиция немецкого агента Туска, но это автоматически вызовет всплеск национализма (он уже есть).

В таких условиях все сколь-либо значимые внутренние пропольские силы (а не внешние — проамериканские, пробританские, пронемецкие) будут националистами. Что очень похоже на реакцию больного организма, который пытается бороться с внешней инфекций. Таким пропольским политиком был, например, Анджей Леппер, лидер партии «Самооборона» и большой друг Беларуси, которого, фактически, убили. Фигур, сопоставимых с ним, в польской политике сегодня мало, и даже если они есть, их вытесняют из публичного поля и называют маргиналами. Специально чтобы гасить внесистемные националистические элементы, в Польше было создано минимум 7 националистических организаций одновременно с ПиС. В таких условиях ни один националист, даже такой, как Анджей Леппер или Войцех Ольшанский, симпатизирующий Беларуси, не может рассчитывать ни на что выше позиции блогера и журналиста. Так что пока не приходиться ждать ни нового Рокоссовского, ни Тухачевского, ни Дзержинского.

Андрей Лазуткин